Underberg

Основателю компании, Губерту Ундербергу, было всего лишь 9 лет, когда его отец умер в 1826 году. С раннего детства он был вынужден помогать своей матери в аптеке и небольшой фабрике по производству уксуса. Мать приложила много сил, чтобы обучить сына. В возрасте двенадцати лет уехал в Льеж, где выучил французский язык. Затем Губерт работал и обучался менеджменту и банковскому делу в Амстердаме, Роттердаме и Антверпене. В последнем он попробовал какой-то аперитив на можжевеловой водке, который облегчал пищеварение. У Губерта проснулось любопытство к биттерам и он стал пользоваться любой возможностью, чтобы больше узнать о них.

Вернувшись в родной город Рейнгберг, Ундерберг плотно подсел на тему. Он начал глубоко изучать травы, используемые для приготовления аперитивов, искал правильные их комбинации и осваивал методы извлечения из них вкусо-ароматических компонентов. После длительных экспериментов из экстрактов трав, растущих в 43 разных странах, выдержанных в дубовых бочках, он получил горький эликсир темно-коричневого цвета. Губерт назвал свой новый продукт Boonekampof Maagbitter. В 1846 году он женился на Катарине Альбрехт из богатой семьи, и в день свадьбы пара основала компанию Underberg Albercht. Катарина активно включилась в дело — помогала покупать ингредиенты, смешивала травяные экстракты и выступала в качестве уполномоченного агента в управлении бизнесом.

Педантичный, как и всякий немец, Губерт очень ответственно подошел к созданию своего напитка, стремясь обеспечить постоянство его качества в любых условиях производства – а это достигалось качественным отбором сырья и очень продолжительной мацерацией в бочках из словенского дуба. Точное число и наименование трав по сей день остаются секретом фирмы Underberg. Столь же основательно он подошел к защите биттера от подделок. Уже в 1851 году, за 40 лет до создания патентного законодательства в современном понимании, создатель биттера тщательно закрепил за собой права на его внешнее оформление. В те времена бутылки с алкогольными напитками для транспортировки упаковывали в оберточную бумагу и укладывали в ящики. Ундербергу пришла в голову революционная идея – поместить этикетку с названием продукта прямо поверх упаковочной бумаги. Так хозяину питейного заведения проще было найти нужную бутылку в своем погребе, а значит, их чаще вынимали на свет божий для продажи. Кроме названия на этикетке была латинская фраза: «Occidit Qui non servat» (Мертво то, что не служит). Другим характерным элементом была его подпись в нижнем правом углу этикетки.

Массовый маркетинг проводился через регулярные рекламные кампании в немецкой прессе, а также листовки и брошюры, которые предоставлялись розничным торговцам и их клиентам. Boonekampof Maagbitter быстро завоевал популярность. С начала 1851 года он появился на мировых ярмарках, где получил многочисленные награды. Среди самых известных потребителей ликёра были Наполеон III, Император Пруссии и Японии, а также русский царь. Биттер распространялся не только по всей Германии, но и во многих регионах мира, таких как Северная Америка, Австралия и Африка.

Численность сотрудников компании, расположенной в центре Рейнгберга, составила 30 рабочих.

Попытки имитации биттера в основном были столь же тупыми, как и в наше время: менялись одна-две буквы в названии напитка, имитировались форма бутылки и этикетка. Борьба с пиратами не прекращалась все годы производства биттера.

В 1886 году Губерт превратил компанию из индивидуального трейдера в акционерное общество. После смерти Катарины, в 1880 году основатель компании со своим сыном, тоже Губертом, владел производственными секретами, а в 1891 году, после смерти отца, Губерт Ундерберг-второй стал единственным владельцем семейного предприятия.

Новый закон 1894 года обязал владельцев товарных знаков предусмотреть более надежную юридическую защиту продуктов, включая символы и формы. Ундерберг провёл и выиграл свою первую юридическую битву по новому закону против торговца Ван Ресса, который производил и продавал подделку Boonekampof Maagbitter под торговым названием H. Underborg Alberth. Однако одновременно с победой пришла и новая проблема — германское патентное ведомство указало, что название Boonekamp применялось для травяных горечей применялось ещё до того, как Губерт I создал свой биттер, а ныне стало описательным словом для категории травяных горечей и поэтому постановило, что оно может использоваться всеми ликероводочными заводами. И в 1896 году регистрация Boonekamp of Maagbitter была аннулирована.

Решение незамедлительно было найдено. Для перерегистрации название было изменено на Underberg-Boonekamp. Также изменился девиз — на «Semper idem» (всегда один и тот же). Со временем слово Boonekamp стало печататься меньшими буквами, пока в 1916 году полностью не исчезло. С тех пор напиток называется просто Underberg.

В целях повышения производительности в 1905 году был построен новый завод, оснащенный собственной современной электростанцией. Два года спустя они открыли первую автоматизированную станцию розлива. В это время в компании работает 55 сотрудников.

Начало Первой мировой войны в 1914 году разрушило связи компании с остальным миром. Были потеряны как каналы поставки сырья, так и экспортные маршруты. В результате производство прекратилось. Когда война закончилась, и бельгийские солдаты в 1924 году покинули фабрику, где они были размещены, производство Ундерберга возобновилось, а продажи вскоре достигли своего предыдущего высокого уровня.

Из 12 детей для бизнеса Губерт II выбрал трех своих сыновей — старшего Джозефа, юриста, Карла, который получил докторскую степень по экономике и политологии, и Эмиля, который имел коммерческое образование. В 1924 году Губерт послал Карла в США, где тот, во времена «сухого закона», смог добиться разрешения на продажу Ундерберга в качестве лечебного средства.

После смерти Губерта II в 1935 году Джозеф, Карл и Эмиль успешно управляли компанией в течение следующего десятилетия. Четыре года спустя начало Второй мировой войны повторяет ситуацию Первой — невозможность импорта продуктов, необходимых для производства, и полная изоляция от экспортных рынков, да ещё добавилось отсутствие спирта, который весь отправлялся на фронт. Все производственные мощности были полностью закрыты, но не пострадали от бомбёжек. Американские войска оккупировали фабрику только в последние месяцы до поражения нацистской Германии.

Через столетие после основания компания должна всё начинать почти с нуля. Рынок сырья и оборудования был практически пуст, большинство немцев довольствовалась хоть какой едой, а биттер был роскошью, которую потребитель не мог себе позволить. Ушел из жизни Джозеф, передав свою долю Эмилю. Эмиль и Карл продолжали управлять совместно, а в 1949 году приняли одно из самых значительных бизнес-решений в истории компании — продавать Underberg в маленьких бутылках в качестве одной порции. Причин для этого несколько, а главные — отсутствие покупательной способности населения и колоссальный алкогольный акциз. Хитрость заключалась в том, что люди могли легко позволить себе купить 20-мл бутылочку, чем прежнюю литровую. Желающие могли покупать биттер большими блоками. В результате тот же объём производства позволял получать большие прибыли.

В послевоенных маркетинговых кампаниях Underberg сделала ставку на новый лозунг: «Один Underberg в день заставит вас чувствовать себя хорошо». В 1953 году они использовали вертолет, разукрашенный как бутылка Ундерберга, чтобы летать над большими немецкими городами во время массовых мероприятий, таких как карнавал в Кельне. Позже вертолет был заменен дирижаблем.

В 1956 году компания начала рекламную кампанию с беспрецедентным охватом. Более 5 лет, в течение некоторого времени, Ундерберг выдал около 6 миллионам немецких семей разовые купоны, которые можно обменять как в розничной торговле, так и в барах и ресторанах. В результате этих усилий продажи Ундерберга подскочили до небес, достигнув почти 300 миллионов бутылочек в год. Новый финансовый успех компании подчеркнут введением в строй огромного 11-этажного склада в центре Ринберга, где можно хранить 6 миллионов литров популярного напитка.

После смерти Эмиля Ундерберга в 1958 году его жена Маргарет заняла его место в управлении компанией в качестве партнера. Три года спустя компания построила восьмиэтажный жилой комплекс, офис, завод по розливу и склад в Западном Берлине. Underberg был первым западногерманским предприятием, получившим разрешение от правительства ГДР в 1972 году на поставку своей продукции. Представителем компании на переговорах был сын Эмиля и Маргарет, тоже Эмиль.

Смерть Карла Ундерберга в 1972 году знаменует собой начало новой эры для компании. Следующее поколение, представленное Карлом Хубертусом и Эмилем-вторым, продолжало следовать шагам родителей, однако бизнес-среда проверяла их на прочность. В 1970 году началась стагнация, связанная с изменением потребительских вкусов и привычек, а также с повышением налогов на алкоголь в 1973 году. На сокращающемся алкогольном рынке ФРГ все больше и больше зарубежных ликероводочных заводов успешно начали навязывать свои фирменные продукты. Чтобы оставаться конкурентоспособными в этой среде, Underberg ориентируется на новые рынки и расширяет ассортимент своих продуктов.

Продолжались попытки плагиата – за последние полвека фирмой Ундерберг было подано более 1.200 исков против нарушителей авторского права.

В 1981 году Карл Хубертус покинул компанию, а Эмиль II взял на себя руководство. В течение следующих двух десятилетий он провёл многочисленные сделки с другими компаниями, занимающимися приобретением и дистрибуцией, чтобы расширить свой бизнес. В 1996 году во владение фирмы Ундерберг перешла группа предприятий Антона Римершмида. В 1999 году фирма приобрела 50% акций старейшего немецкого производителя бренди Asbach Uralt, а в 2002 остальные 50%.

После более чем 160-летней истории биттер Underberg обеспечивает примерно 20% прибыли компании. Содержание алкоголя в нем снизилось с 49 до 44 об. %, а рецепт и технология производства претерпели незначительные изменения, связанные с развитием технологий.

Сегодня круг доверенных людей, которые знают рецепт, расширен двумя католическими священниками. «Это — наша страховая компания», — сказал Эмиль. «Если судьба нанесет неожиданный удар по нашей семье, тогда священники будут знать, что делать».

Последний лозунг бренда — «Underberg. По всему миру после хорошей еды» отражает тот факт, что кройтер экспортируется в более чем 100 стран по всему миру.

Проблемы в компании, конечно, есть, но руководство не выносит их обсуждение наружу. Прежде всего потому, что стремится сохранить свою репутацию. Модные бренды, такие как After Shock или Xuxu, не вписываются в имидж производителя, который продает свою продукцию, как обладающую претензией на лечение, и проповедует умеренное потребление алкоголя, намеренно пытаясь дистанцироваться от таких коллег, как Jägermeister, склоняющего к активному потреблению алкоголя, как к жизненной норме. «Мы не заботимся о том, чтобы наши трендовые бренды ассоциировались с именем Underberg», — говорит нынешний председатель совета директоров компании Губертина Ундерберг-Рудер. — Это может нанести ущерб тщательно охраняемому имиджу фирмы».

Ундерберг является одним из наиболее распространенных на рынке кройтер-ликёров. Он содержит, в пересчете на сухую массу, 1,3 % травяного экстракта, в который входят вещества, стимулирующие пищеварение, расслабляющие и успокаивающие нервную систему, а также витамин В1. Традиционный дижестив, хороший опохмелятор и универсальное средство от расстройства желудка после того же праздничного переедания. Для тех, кому насыщенный вкус Underberg покажется чересчур резким, рекомендуется употреблять его с содовой или просто негазированной минералкой. M13G, M14G, M15G, M20G.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *